Деловой журнал
Главная Писать нам Карта сайта
Поиск:   




    О журнале     Онлайн версия     Архив     Контакты


Опасная близость

 

С 1 января 2008 года вступила в силу четвертая часть Гражданского кодекса РФ, призванная урегулировать споры вокруг интеллектуальной собственности. Часть специалистов тут же сообщила, что некоторым фирмам и организациям станет совсем несладко: придется менять названия. А чем на самом деле грозят дополнения в ГК? Или в них больше плюсов, чем минусов?

 

По словам Ирины Жуковой, старшего юриста коммерческой практики юридической фирмы «Вегас-Лекс» (Москва), в кодексе объединили нормы в сфере интеллектуальной собственности, которым ранее были посвящены несколько федеральных законов. Помимо сведения всех действующих норм в единый документ, в ГК появились новые моменты, отношение к которым со стороны участников данной сферы далеко не однозначное. Так, еще до вступления в силу изменений тревогу стали бить СМИ в связи с некоторыми нововведениями, призванными более надежно защитить права автора и в то же время создающими почву для нарушения баланса интересов участников сферы интеллектуальной собственности. В новом законе разъяснены такие понятия, как товарный знак, коммерческое обозначение и фирменное наименование. Более того, вводится административный порядок принуждения организаций с одинаковым названием поменять свое имя. Исключением могут быть только фирмы, работающие в разных областях.
Так, Ольга Ерохина, начальник юридического отдела компании «Гестион» (Санкт-Петербург), считает, что анализ норм четвертой части Гражданского кодекса, вступившего в силу с 1 января 2008 года позволяет сделать вывод о том, что действительно имеется несколько оснований для принудительного изменения фирменного наименования организаций.
– Однако только в одном случае принуждение может быть со стороны государственного органа - органа, осуществляющего государственную регистрацию юридических лиц: когда фирменное наименование юридического лица не соответствует требованиям, установленным п.3 и 4 ст.1473 ГК РФ, а именно: общими требованиями к фирменному наименованию юридического лица, – поясняет она. – В отношении ситуаций, когда юридическое лицо должно прекратить свою деятельность под прежним фирменным наименованием по требованию правообладателя, можно сказать, что данное требование может быть предъявлено только в том случае, если 1) фирменные наименования идентичны или сходны с ним до степени смешения; 2) виды деятельности обоих юридических лиц должны быть аналогичными; 3) должен быть приоритет у одной организации перед другой по дате регистрации; 4) такое требование (о прекращении деятельности под таким же фирменным наименованием) должно быть поставлено правообладателем. Насколько часто будут выставляться такие требования одних юридически лиц другим - время покажет.
С точки зрения Ольги Ерохиной, интересным остается следующий вопрос. Пунктом 3 статьи 1474 ГК признано недопустимым использование юридическим лицом фирменного наименования, идентичного фирменному наименованию другого юридического лица или сходного с ним и т.д., если указанные юридические лица осуществляют аналогичную деятельность, и фирменное наименование второго юридического лица было включено в единый госреестр юрлиц ранее, чем фирменное наименование первого юрлица. Однако устранить такую ситуацию может только правообладатель (п.4 ст.1473). Т.е. если правообладатель не предпримет никаких мер, то недопустимость использования никто другой пресечь не может.
Интересна статья 1476 ГК «Соотношение прав на фирменное наименование с правами на коммерческое обозначение и на товарный знак». Фактически получается, фирменное наименование, не подлежащее специальной регистрации в патентном ведомстве, имеет такую же «силу» в определенных ситуациях, как и освидетельствованные зарегистрированные товарный знак и знак обслуживания.
– Что касается плюсов четвертой части, то, исходя из практической деятельности, я их пока не увидела, – говорит Ольга Ерохина. – А что касается недостатков, то с моей, опять-таки личной, точки зрения, для каждого юриста при издании новых законодательных актов, заменяющих прежние (в данном случае, заменяющих сразу несколько законов), всегда новая головная боль: изучить суть нового документа, его структуру, усмотреть изменения, найти плюсы и минусы, научиться работать с новым законом. А кроме того, любой новый законодательный акт требует «обкатки» на практике, достижения единообразия его применения.
Правда, далеко не все юристы полагают, что кодекс содержит в себе спорные моменты. Некоторые считают, что, наоборот, он только внесет плюсы в отношения сторон по поводу их интеллектуальных продуктов.
– Говорить о том, что многим фирмам придется сменить название, преждевременно, - поясняет Владимир Бирюлин, партнер юридической фирмы «Городисский и партнеры» (Москва). – Действительно, в IV части ГК есть спорные положения, однако практики разрешения конфликтов, касающихся этих положений, пока нет. В общем, нужно признать, что IV часть ГК решила многие проблемы в области интеллектуальной собственности. Те недостатки, которые она содержит, должны быть устранены в обозримом будущем.
Какие же угрозы несет в себе вступление в силу четвертой части ГК? Вот некоторые проблемы, которые могут возникнуть уже в ближайшее время.
– Во-первых, согласно новым нормам, не допускается комментирование произведения, снабжение его предисловием, послесловием или пояснениями и прочим, – поясняет Ирина Жукова. – С одной стороны, данные нормы более надежно защищают права автора и устраняют произвол, ранее царивший в этой сфере, когда, например, издательства навязывали свои условия автору. С другой – теперь можно ожидать соответствующих перегибов со стороны авторов произведений. А, как известно, нормальные рыночные отношения могут быть построены лишь на балансе интересов обеих сторон.
Во-вторых, с 1 января 2008 года не применяется ставший уже привычным авторский договор. Ему на смену пришел лицензионный договор, который, за исключением предоставления права использования произведения в периодическом печатном издании, должен быть заключен в письменной форме. Несоблюдение данной формы договора влечет его недействительность. Это требование крайне усложняет работу, например, интернет-изданий. Ведь и для публикации произведений в Интернете, к числу которых может быть отнесена как маленькая заметка, так и иллюстрация, потребуется заключение договора с автором.
В-третьих, согласно новым нормам издательские организации теперь будут обязаны использовать произведения, права на которые им были предоставлены, а автор вправе требовать исполнения данного обязательства в сроки, установленные договором, либо в сроки, обычные для данного вида произведений. Если издатель не выполнит обязанность в надлежащие сроки, автор вправе без возмещения убытков отказаться от договора. Очевидно, что исполнение данной нормы крайне невыгодно издательствам, поскольку лишает их гибкости реагирования на рыночную ситуацию. Усугубляется исполнение данной нормы тем, что сторонами неоднозначно может трактоваться срок начала использования произведения, если он не установлен в договоре. А, в свою очередь, это может создать условия для формирования разных подходов при применении данной нормы.
Таким образом, очевидно, что некоторые нововведения, закрепленные в части четвертой нового ГК, могут привести к нарушению баланса интересов уча-стников рынка интеллектуальной собственности и, в конечном итоге, поставить под сомнение его нормальное функционирование и развитие. Однако, думается, что время и практика применения новых норм расставят все по своим местам.



свежий номер


 
 
603006, Нижний Новгород, ул. Провиантская, 47, оф. 502.
Тел. +7 831 218-36-93, +7 831 218-61-83 (размещение рекламы)
Copyright © 2007-2015 «b-mania.ru»